袝胁褉׊I褟 21 泻褉 褋ן Japanese

谢胁d褟
袩褉c d褋
؊I谐谢褟褘  cΊIc褉褘
袦褉d褘 ʐc谐c胁c褉
袧褕 泻褋泻谢I胁褘
] אc褏胁胁


Взгляды и обзоры
0
0
0
0



Взгляды и обзоры

Мы и мир
Показное сближение Китая и России, продиктованное фактором Америки

- ХАМАМОТО Рёити
Профессор и заместитель руководителя
Центра исследований Восточной Азии
Международного Университета Акита

Фото: автор статьи на острове Иводзима. На фоне: палубные самолеты авианосца армии США, проводящие учения по взлету и посадке.

В условиях происходящей в 21 веке глобализации две великие державы евразийского материка – Россия и Китай – сплотились и еще более решительно обозначили свое стремление противодействовать США. Впрочем, в действительности их отношения, на первый взгляд производящие впечатление возрождения «китайско-российского союза», оказываются в противоположность внешнему антуражу весьма зыбкими. При этом правительство премьер-министра Нода (Демократическая партия), казалось бы, имевшее шанс улучшить отношения с Россией, оказавшись застигнутым врасплох и попав в тяжелое положение на внутриполитической сцене, теперь стоит перед дилеммой, не будучи способным выработать свой собственный внешнеполитический подход в отношении России.

Президент Путин посетил с трехдневным визитом Китай с 5 по 7 июня. Он пропустил участие в саммите глав ведущих стран мира (саммит G8) в американском Кэмп-Дэвиде, который должен был стать первым его появлением на международной арене после вступления 7 мая в свой третий в общей сложности президентский срок, но последовательно посетил с визитом Белоруссию, Германию, Францию, Узбекистан и Китай. Перед этим, будучи премьер-министром, Путин посетил Пекин 11-12 октября 2011 года, то есть по прошествии совсем небольшого времени после официального объявления в сентябре о своем участии в следующих президентских выборах. Нынешний визит Путина в Китай оказался в общей сложности восьмым за все время, прошедшее после его вступления в должность президента России в мае 2000 г., включая и то время, когда он был премьер-министром.

В своей статье «Россия и меняющийся мир», опубликованной 27 февраля в российской газете «Московские Новости», Путин демонстрирует, что уделяет важное внимание Азиатско-Тихоокеанскому региону. Он заявляет: «Убежден, что рост китайской экономики — отнюдь не угроза, а вызов, несущий в себе колоссальный потенциал делового сотрудничества, шанс поймать «китайский ветер» в «паруса» нашей экономики. Мы должны активнее … задействовать китайский потенциал в целях хозяйственного подъема Сибири и Дальнего Востока» . Характерная аллегория для Путина, стремящегося вовлечь в Россию растущую экономическую мощь Китая. Большое число визитов Путина в Китай следует также рассматривать как проявление этой его убежденности.

Впрочем, в России в значительной степени распространено и прохладное отношение к такой позиции. Так, член-корреспондент Российской академии наук и заместитель директора института Дальнего Востока РАН Василий Михеев, хорошо разбирающийся в ситуации в Восточной Азии, в интервью для агентства «Киодо Цусин» выразил точку зрения, отличную от прокитайского крена президента Путина, сказав, что китайско-российские отношения соответствуют выражению «спят в одной кровати, но видят разные сны».

Нынешний характер китайско-российских отношений Михеев разъясняет следующим образом: «Наши страны являются и партнерами и конкурентами. Существует проблема развития Сибири, и в этом вопросе Путин проявляет большой интерес к отношениям со странами Азиатско-Тихоокеанского региона и особенно с Китаем. Однако однобокая ориентация на Китай (в вопросах развития Сибири) не является правильной. Необходимы также отношения партнерства с Японией, США и другими странами. С другой стороны, Центральная Азия является ареной конкуренции между Россией и Китаем. И эта конкуренция, в том числе за доступ к природным ресурсам, становится все более острой» (слова г-на Михеева здесь и далее приведены в обратном переводе с японского – прим. пер.). Японские специалисты по вопросам России отмечают, что спокойный взгляд на вещи, подобный тому, который проявляет Михеев, должен иметь сильные позиции и внутри самой России.

Михеев занимает выдержанную позицию и по вопросу крупномасштабных китайско-российских военных учений в Желтом море, проведенных в апреле этого года: «Россия в этом году провела также крупные учения и с США. Китай проводит совместные учения даже с (своим конкурентом) Индией. Нынешние учения совпали с периодом напряженности в Южно-Китайском море (из-за конфронтации Китая и Филиппин), и СМИ разных стран смотрели на эти учения, увязывая их с нынешней международной ситуацией».

На состоявшейся в Пекине встрече с председателем КНР Ху Цзиньтао Путин резко предостерег Запад от военного вмешательства в дела Сирии, оказавшейся в состоянии гражданской войны. При этом президент демонстративно похвалил российско-китайские отношения: «Главное, что мы вышли на высокий уровень координации в целях максимально эффективного содействия урегулированию международных кризисов и проблем».

Хотя в результате визита Путина в Китай и были подписаны Соглашения по двенадцати сферам, включая электроэнергетику, атомную энергетику, военную сферу, высокие технологии и т. д., по ключевому вопросу приобретения Китаем российского природного газа соглашение между странами подписано не было, так как они не смогли договориться о цене. Было опубликовано «Совместное заявление Китая и России о дальнейшем углублении российско-китайских отношений, всеобъемлющем равноправном доверительном партнерстве и стратегическом взаимодействии» (5 июня), а на совместной пресс-конференции руководители двух стран торжественно объявили об укреплении отношений, заявив, что китайско-российские отношения достигли небывало высокого уровня. Однако, похоже, что и сам президент Путин настороженно относится к тому, чтобы зависеть только от Китая в деле развития Дальнего Востока и Сибири. И связано это с тем, что рост численности китайских рабочих в регионах Дальнего Востока становится угрозой для России.

Благовещенск (Хэйхэ) на берегу реки Амур (Хэйлунцзян) является местом резни нескольких десятков тысяч китайцев, совершенной армией Российской Империи около 100 лет назад. Старое название Хэйхэ – Айгунь, причем по-манчжурски это слово значит «зловещий». На территории города Хэйхэ есть Мемориальный музей резни, построенный китайскими властями. Как говорит китайский сотрудник этого музея, «никто из российских туристов этот музей не посещает»; и, судя по всему, историческая обида китайцев до сих пор еще не прошла. Похоже, имеется своего рода разлом в сердцах людей, живущих на двух берегах этой реки.

На заседании глав стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), состоявшемся 6-7 июня в Пекине следом за китайско-российской встречей в верхах, была принята «Пекинская декларация», участники которой высказались против военного вмешательства в дела Сирии и других стран региона Ближнего Востока и Африки, а также о неприемлемости силового вмешательства в Иране. Суть этой декларации можно прочитать и таким образом, что в ней выражается стремление Китая и России преодолеть беспокойство в отношении установления нового мирового порядка, доминирующая роль в котором принадлежит США, и к достижению собственной доминирующей роли. Однако фактом является и то, что суть этого послания распространяется в мире как внешнеполитический сигнал прямо противоположной направленности по сравнению с тем, на что изначально рассчитывала российская дипломатия.

Японии необходимо выявлять истинную сущность внешней политики Путина, не позволяя ввести себя в заблуждение поверхностной имитацией китайско-российского «медового месяца». И в этом смысле надо внимательно следить за ходом встречи глав Японии и России, которая состоится во время саммита 20 стран мира (G20) 18-19 июня в Лос-Кабосе, Мексика, и которая станет первой встречей премьера Нода и президента Путина.

25.06.2012 UP



все материалы рубрики



Назад
Наверх



Copyright(c) 2007 EURASIA 21 RESEARCH INSTITUTE M~u~y, rpwu~~u r p y~pt|uwp y prp} y Erpxy 21 ~u ~uu xp ~y ruru~~y.
webmaster {pp pzp JAPANESE s|pr~p s|pr~p