袝胁褉׊I褟 21 泻褉 褋ן Japanese

谢胁d褟
袩褉c d褋
؊I谐谢褟褘  cΊIc褉褘
袦褉d褘 ʐc谐c胁c褉
袧褕 泻褋泻谢I胁褘
] אc褏胁胁


Взгляды и обзоры
0
0
0
0


Взгляды и обзоры

Японо-российские отношения
Визит Абэ в Россию – первый шаг к разрешению проблемы Северных территорий

- ФУКИУРА Тадамаса
Председатель совета директоров
Исследовательского Института "Евразия 21"


Четыре обстоятельства, позволяющие рассматривать визит Абэ в Россию как «успешный»



Совместная пресс-конференция Абэ и Путина оказалась весьма содержательной, и, по крайней мере если судить по ней, состоявшейся в Москве встрече глав двух государств можно дать очень высокую оценку. Ниже я приведу четыре момента, которые заслуживают такой оценки.

Во-первых, на встрече было подтверждено уважение ко всем документам, которые были заключены до сих пор между двумя нашими странами. Естественно, что в их число включаются и «Совместная декларация Японии и СССР» 1956 года, и «Токийская декларация» 1993 года, и «Красноярское заявление» 1997 года. Российская сторона до сих пор часто была склонна делать упор на «Совместную декларацию Японии и СССР», ратифицированную обоими государствами, и вести себя так, будто признание этой декларации является значительной уступкой с ее стороны. Хотя, если смотреть на вещи объективно, такое признание является вещью само собой разумеющейся, а не чем-то, заслуживающим особого упоминания.

Именно потому, Японию не согласилась с возвратом ей только двух островов Хабомаи и Шикотана (на которые приходится 7% площади всех Четырех островов), мирный договор с СССР так и не был заключен, и в отношениях с СССР приоритет был отдан решению других вопросов: 1) восстановлению дипломатических отношений между Японией и СССР, 2) получению согласия СССР на вступление Японии в ООН, 3) возвращению на родину более тысячи японцев, которые оставались интернированными на протяжении одиннадцати лет. После этого Япония на протяжении пятидесяти семи лет выступала с требованием вернуть ей Кунашир и Итуруп и заявляла, что именно тот день, когда будет принято решение о возвращении этих островов, и станет днем заключения мирного договора между Японией и Россией.

Как хорошо известно, соотношение сил наших стран с тех пор существенно изменилось. Япония добилась значительного экономического роста и стала одной из наиболее промышленно развитых стран мира. С другой стороны, сверхдержава Советский Союз разделился на пятнадцать стран и распался. К тому же резко сократилось население в Сибири и регионах восточнее Сибири, и сложилась такая структура экономики, которая в значительной мере зависит от нефти и природного газа, что не позволяет России с оптимизмом смотреть в будущее. Особенно стоит отметить стремительный прогресс в развитии технологий добычи сланцевого газа в США и возможность его импорта Японией, что является хорошей новостью для нашей страны. Благодаря этому Япония сможет импортировать газ по крайне низкой цене – более чем в два раза дешевле, чем раньше, причем даже с учетом стоимости транспортировки. Возможность стабильно импортировать у своего союзника, США, природный газ является для Японии, имеющей мало своих собственных энергоресурсов, весьма обнадеживающей новостью в том числе и с точки зрения диверсификации источников поставки энергоресурсов. И это – то обстоятельство, на которое России следует обратить пристальное внимание.

Изменения, которые произошли с каждой из наших стран, а также изменения в международной обстановке привели к радикальным переменам и в отношении двух наших стран друг с другом. Хотя невозможно предположить, чтобы территориальная проблема могла быть урегулирована за каких-то двадцать лет, прошедших после окончания холодной войны, тем не менее за это время имели место различные переговоры, и дело, хоть и потихоньку, но все же продвигалось вперед. Вместе с тем стоит отметить, что хотя и «Токийская декларация» и «Красноярское заявление» стали важными вехами, Россия старалась несправедливо приуменьшать значение или просто игнорировать того, что было для нее неудобно, и не принимала во внимание совокупное продвижение в переговорном процессе в целом. Но это всего лишь приводило к обессмысливанию встреч руководителей наших стран и к понижению собственной значимости самих государственных руководителей.

Второй момент, который следует высоко оценить в связи с нынешним визитом Абэ в Россию, состоит в том, что главы обеих наших стран подтвердили, что они будут напрямую и существенным образом вовлечены в переговоры по мирному договору, и пообещали друг другу, что поручат министерствам иностранных дел своих стран активизировать переговоры. В связи с этим было также решено, что министры иностранных дел двух стран будут обмениваться взаимными визитами как минимум раз в год. И хотя вызывает сожаление, что не удалось конкретно определиться по вопросу визита президента Путина в Японию, представляется, что следующая встреча двух руководителей станет весьма важной.

В-третьих, следует отметить, что, хотя это и вполне естественно, со стороны премьера Абэ не последовало безответственных заявлений по числу островов, которые должны быть включены в объем Северных территорий, подлежащих возвращению Японии, – вроде «промежуточного варианта» типа: «среднее между передачей Двух островов, на чем настаивала Россия, и передачей Четырех островов, на чем настаивала Япония». И это имеет важное значение. Японской стороне нет никакой необходимости называть число островов. В свое время Дмитрий Медведев, участвуя в Саммите большой восьмерки на Хоккайдо, состоявшемся вскоре после его вступления в должность президента, призвал тогдашнего премьер-министра Японии Ясуо Фукуду к продвижению в переговорах по мирному договору, заявив о необходимости «новых идей». Тогда Японии было достаточно ответить: Сначала Вы покажите Вашу карту». Для Японии правильно настаивать на возвращении всех Четырех островов, чтобы сама российская сторона озвучивала, что для этого надо сделать.

Четвертый момент состоит в том, что президент Путин хорошо представляет себе состояние японо-российских отношений и то, какое содействие Япония оказывает России, и в том, что он конкретно разъяснил это россиянам посредством пресс-конференции. Благодаря этому россияне, услышавшие слова Путина, узнали, что для России Япония является ценным соседом, с которым она в очень высокой степени находится в отношениях взаимной дополнительности, что принципиально отличает Японию от Китая и Южной Кореи, и что с этим соседом Россия не заключила мирный договор за все шестьдесят восемь лет, прошедших после второй мировой войны.

Примечательно, что в зале, где происходила пресс-конференция Абэ и Путина, было установлено по три государственных флага Японии и России, которые, располагались, чередуясь друг с другом. Складывается впечатление, что такое оформление пресс-конференций двух глав государств становится сейчас своего рода мировой модой. Наверное, вряд ли стоит рассчитывать, что два человека – Абэ и Путин, – сидевшие перед государственными флагами, так просто смогут прийти к компромиссу друг с другом. И тем не менее хотелось бы пожелать – пожелать «в интересах обеих стран», – чтобы отношения личного доверия между ними углублялись и дальше и чтобы они разрешили проблему Четырех Северных островов.


Прилагать усилия для обеспечения стабильности и развития в политике и экономике и ждать «подходящего момента»


Фото концеларии КМ Японии

Тем временем, вскоре в Йокогаме состоится 5-ое заседание TICAD («Токийское международное совещание по вопросам развития Африки»), которое проходит раз в пять лет. В связи с этим – вопрос Читателю: как Вы думаете, кто из японских премьер-министров в последний раз принимал это совещание? Вообще-то сам этот вопрос – из категории загадок. Правильный ответ на эту загадку такой: этот премьер-министр – Ясуо Фукуда. Говорю это к тому, что после Фукуды на посту премьера успели побывать Таро Асо, Юкио Хатояма, Наото Кан и Ёсихико Нода, а следующий и нынешний премьер-министр Синдзо Абэ как раз и будет принимать предстоящее совещание. Ожидается, что для участия в совещании соберутся главы пятидесяти четырех государств. Примечательно здесь то, что даже среди стран самой Африки, которым, как принято считать, свойственна политическая нестабильность, нет ни одной страны, в которой политическое руководство менялось бы так часто, как в Японии! Вместе с тем, следует отметить, что примерно за полгода, предшествующие намеченным в Японии на июль выборам в Палату советников, сформировалась следующая ситуация: кабинет Абэ опирается на абсолютное большинство мест в Палате представителей; в форме самоликвидации произошел упадок крупнейшей оппозиционной партии – Демократической; благодаря «абэномике» наметилась положительная динамика в экономике страны. В этих условиях дело идет к убедительной победе правящей партии на выборах в Палату советников. В политическом отношении Япония идет по такому пути, на котором она сможет бросить вызов стоящим перед ней внешнеполитическим задачам.

С другой стороны, президент России Путин фактически был высшим руководителем страны в течение всех тринадцати лет, прошедших с начала двадцать первого века; ясно, что он останется им на протяжении еще пяти лет, и что даже существует возможность того, что он сохранит президентский пост в течение еще шести лет после этого. В последнее время рейтинг поддержки Путина находится в диапазоне 40-70%, и, более того, отмечается тенденция к его снижению. Можно сказать, что сейчас Путин находится в таком положении, в котором от него требуется определенная политическая бдительность.

Если же говорить о ситуации в России с точки зрения экономики, то следует признать, что в Москве и Санкт-Петербурге достигнут такой уровень благополучия и активности, какого не было никогда прежде. Так, жизнь в Москве стала настолько активной, что в ней стали хронически возникать чудовищные пробки, парализующие движение транспорта (хотя, конечно, пробки являются результатом действия целого ряда факторов), и Москва уже обладает признаками «24-часового города». За прошедшие десять лет уровень доходов москвичей подскочил примерно в пять раз. С другой стороны, численность населения, проживающего на Дальнем Востоке, – а именно регион Сибири и Дальнего Востока и служит опорой экономической структуры, зависящей в значительной мере от нефти и газа, – резко сократилась с 8 миллионов 300 тысяч человек до 6 миллионов человек. С точки зрения будущих перспектив это – совсем не такая ситуация, к которой можно относится с беспечностью. В соседних районах северного Китая проживает более 100 миллионов человек. И хотя Китай является крупнейшим для России торговым партнером и считается ее «стратегическим партнером», следует признать, что действительное восприятие Китая в России является запутанным и, можно сказать, амбивалентным.

Эту картину усугубляют поступающие новости – новость о том, что в США освоено производство сланцевого газа, и даже новость из самой Японии о том, что та первой в мире добилась успеха в добыче метангидрата. В этой ситуации внимание России, разумеется, переключается с Китая на другую соседнюю страну – на Японию. На Японию, в которой есть стабильное общество, которая обладает высоким научно-техническим потенциалом и которая, кроме того, может стать крупным рынком для экспорта ресурсов. И которая не представляет военной угрозы. Можно сказать, что между Японией и Россией существует очень высокий уровень взаимной дополнительности. Прямолинейной иллюстрацией этого является проявляющаяся в последнее время тенденция к тому, что сельскохозяйственные организации Дальнего Востока, занятые рекультивацией заброшенных сельскохозяйственных угодий, стараются выдавить из этого региона китайцев, массово использующих сельскохозяйственные химикаты, и обращаются за содействием к сельскохозяйственным компаниям Хоккайдо.

В целом можно сказать, что в своей политике по отношению России Японии достаточно «ждать подходящего момента». И что время работает на Японию: чем больше она ждет, тем более выгодной для нее становится ситуация. В течение этого времени ожидания следует как стремиться к «чистой победе» – или «иппону», говоря языком дзюдо, – так и искать возможности для достижения «ничьей», то есть для комплексного урегулирования проблемы Северных территорий. При этом нет необходимости ограничивать временные рамки периодом пребывания президента Путина у власти. Я, конечно, понимаю, что существует проблема старения бывших жителей Четырех островов, но существует и проблема суверенитета, а восстановление суверенитета Японии над Островами – заветное желание не только их бывших жителей. Конечно, нужно обращать особое внимание на восточные районы Хоккайдо, но поступиться принципом требования возврата всех Четырех островов мы не можем. Если Япония пойдет на поспешный компромисс в этом вопросе, тогда в мировом сообществе и по другим вопросам к Японии станут относиться с пренебрежением.

Добавлю, что 1 апреля, перед визитом Абэ в Россию, Сигэки Хакамада, председатель Научно-исследовательского совета по вопросам национальной безопасности (АНПОКЭН), Акико Ёсиока, постоянный директор Исследовательского Института «Евразия 21», и автор этих строк встретились с премьер-министром и высказали ему наши рекомендации, общий смысл которых сводится к тому, что было изложено выше. Мы намерены и в дальнейшем по мере необходимости встречаться с государственными деятелями, высказывать им наши соображения и тем самым в меру наших скромных возможностей способствовать тому, чтобы во внешней политике нашей страны не было ошибок.

Японии следует стремиться к экономической и политической стабильности и развитию и, сохраняя чувство собственного достоинства, приступать к переговорам по территориальной проблеме.

29.05.2013 UP



все материалы рубрики



Назад
Наверх


 
 

Copyright(c) 2007 EURASIA 21 RESEARCH INSTITUTE M~u~y, rpwu~~u r p y~pt|uwp y prp} y Erpxy 21 ~u ~uu xp ~y ruru~~y.
webmaster {pp pzp JAPANESE s|pr~p s|pr~p