袝胁褉׊I褟 21 泻褉 褋ן Japanese

谢胁d褟
袩褉c d褋
؊I谐谢褟褘  cΊIc褉褘
袦褉d褘 ʐc谐c胁c褉
袧褕 泻褋泻谢I胁褘
] אc褏胁胁


Взгляды и обзоры
0
0
0
0
Япония начала играть «в стратегии» с Россией
- Глава МИДа Японии начал стратегический диалог с министром Лавровым, а видный японский политолог-международник предлагает России антанту...


Взгляды и обзоры

Японо-российские отношения
Игнорирование целого ряда двусторонних договоров по территориальному вопросу с Японией - позиция, недостойная юриста Путина

- Хироси Кимура
Почетный профессор Хоккайдоского университета




Накануне саммита Большой восьмерки в немецком городе Хейлигендамме Президент Путин дал интервью журналистам из стран-членов «Группы восьми» на президентской даче под Москвой. Отвечая на вопрос о Северной территории Японии, заданный корреспондентом газеты «Нихон кэйдзаи симбун», президент разъяснил свою позицию по этому вопросу. В частности, президент сказал следующее: «… даже Советский Союз проявил большую гибкость в решении этого вопроса, в 1956 году подписал соответствующую декларацию, согласно которой два острова должны были остаться за Советским Союзом, а два переходили к Японии. Верховный Совет ратифицировал эту декларацию, так же как и Япония. И, по сути, этот документ должен был бы вступить в законную силу. Но наши японские партнеры вдруг неожиданно отказались от этого документа, хотя и сами его ратифицировали. ... в таких условиях нам непросто находить общее решение».

Процитированное выше заявление Президента Путина по сути является повторением его позиции, впервые высказанной им 27 сентября 2005 года во время телепередачи “Прямая линия с президентом” - позиция, которая ошеломила нас, членов научно-исследовательского совета по вопросам национальной безопасности. Эта позиция, сильно напоминала позицию советской дипломатии в отношении Японии эпохи Брежнева-Громыко - типа “Зря тратите время, с вами говорить не о чем”. Нас как будто моментально отбросило в прошлое. Позиция эта не заслуживала того, чтобы ее серьезно воспринимать, тем не менее, мы искренне ответили на нее теоретическими опровержениями по каждой ее составляющей. Не стоит здесь повторить нашу критику по всем пунктам. Ниже ограничусь критикой той части выступления Президента Путина, в котором он рассматривает “Совместную декларацию (1956 г.)” важнейшим документом японо-российских взаимоотношений при игнорировании остальных документов.

Как становится очевидным из процитированных выше его слов, президент Путин хочет окончательно урегулировать территориальный вопрос с Японией путем передачи Японии только двух островов - Хабомаи и Шикотан и заключить мирный договор. Для этого президент прибегает к своеобразному толкованию, которое недопустимо для любого юриста. Так, обосновывая “вариант передачи 2 островов”, президент подчеркивает, что “Совместная декларация” 1956 года является важнейшим двусторонним договором, ратифицированным высшими законодательными органами обеих стран. Да, документ действительно была ратифицирован. Но при этом Президент Путин игнорирует по меньшей мере два нижеуказанных момента.

Во-первых, он ссылается только на пункт 2 статьи 9 Декларации, игнорируя при этом пункт 1 статьи 9. В пункте 1 сказано о согласии Японии и СССР продолжить переговоры по заключению мирного договора после подписания “Декларации”. Так как в 1956 году не было достигнуто договоренности по территориальному вопросу, “Совместная декларация” не могла стать мирным договором. А из всего исхода очевидно, что под “переговорами по мирному договору” подразумевались переговоры о принадлежности спорных в то время островов Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп. То есть предметом переговоров являются не только 2 острова (Хабомаи и Шикотан) но также и остальные 2 острова (Кунашир и Итуруп). При этом с учетом того, что вопрос о передаче Японии островов Хабомаи и Шикотан уже решен, реально предметом переговоров по мирному договору являются именно острова Кунашир и Итуруп.

Во-вторых, Президент Путин умышленно игнорирует тот факт, что достойным правовым основанием должны служить не только “Японо-советская совместная декларация”, но также и некоторые другие договоры, соглашения и заявления. “Венская Конвенция о праве международных договоров” в которой Россия является участником, постановляет: Pacta sunt servanda. Каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться. (ссылка)
По рассматриваемому вопросу такими действующими договорами являются Токийская декларация (1993 г.), Московская декларация (1998 г.), Иркутское заявление (2001 г.), Совместное заявление Президента Российской федерации и Премьер-министра Японии (2003 г.). В этих правовых документах недвусмысленно указано о том, что предметом японо-российских переговоров по мирному договору является вопрос о принадлежности 4 островов - Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. В совместный сборник документов по истории территориального размежевания между Японией и Россией (первого и нового изданий), подготовленном совместно министерствами иностранных дел Японии и России, включены всего 42 документа, в том числе и вышеперечисленные, в качестве правовой базы, на которой должны основываться японо-российские переговоры.

“Японо-советская совместная декларация” была ратифицирована, а “Токийская декларация” и остальные японо-советские и японо-российские документы не были представлены ратификации. Из-за этого Президент Путин пытается сделать вывод, что первый документ является международным документом, в большей степени обязательным, чем все остальные. Однако подобное понимание международного права нельзя считать адекватным. В мире в настоящее время чуть ли не каждый день формируются большое количество двусторонних и многосторонних международных договоренностей. Некоторые из них ратифицируются, а другие - нет. Но уровень обязательности договора не зависит от его ратификации - такова общепринятая норма международного права. И на самом деле, Японо-китайская совместная декларация (1972 г.) не была ратифицирована и даже не оформлена как договор, но, тем не менее, в качестве документа, регулирующего двусторонние отношения, она рассматривается обоими государствами даже более важным, чем Японо-китайский договор о мире и дружбе (1978 г.), который прошел процесс ратификации. А Японо-американское совместное заявление (заявление Сато и Никсона, 1969 г.), документ, определивший основные моменты о возвращении Окинавы под японскую юрисдикцию, даже не носит подписей двух лидеров. Или возьмем Хельсинкский акт (1975 г). По своей форме он не договор. Тем не менее, советские руководители подчеркивали, что он является “договором с международным правовым значением”. Эти примеры показывают, что рассматривать “Японо-советскую совместную декларацию” документом исключительной важности для отношений между Японией и Россией (СССР) на основании факта ее ратификации, как это делает президент Путин, либо доказывает о неграмотности в области международного права, либо отражает произвольное отношение к нему ради достижения определенной цели.

Еще раз повторю: президент Путин практически игнорирует правовые документы, заключенные между «новой Россией» и Японией, и придает излишне большое значение «Японо-советской совместной декларации», относящейся к советскому периоду. При этом он подвергает статью 9 Декларации одностороннему толкованию, интерпретации «а-ля Русь», опираясь только на пункт 2 данной статьи. Такое отношение нельзя называть достойным «выпускника юридического факультета», или «человека с юридическим образованием».

(перевод с японского)

14.07.2007 UP

все материалы рубрики



Назад
Наверх



Copyright(c) 2007 EURASIA 21 RESEARCH INSTITUTE M~u~y, rpwu~~u r p y~pt|uwp y prp} y Erpxy 21 ~u ~uu xp ~y ruru~~y.
webmaster {pp pzp JAPANESE s|pr~p s|pr~p